Истинно могучий побеждает самого себя

Тайцзицюань как внутренний стиль ушу

«…переход противоположностей друг в друга возможен

лишь в предельный момент существования»

 

К группе стилей “внутренней семьи” (нэйцзя) или внутренним стилям, относятся три наиболее известных направления ушу - тайцзицюань (“кулак Великого предела”), синъицюань (“кулак формы и воли”), багуачжан (“ладонь восьми триграмм”). Все они имеют в качестве своих истоков простые и эффективные стили реального боя, но их внутреннее содержание разительно отличается от сугубо боевой сферы ушу и связано с эзотерической практикой китайских мистиков. С рождением внутренних стилей, ушу обрело свое мистическое содержание и оказалось способным передать тот духовный опыт, который присутствовал в даосизме и буддизме. Боевое искусство, когда-то бывшее для бойца самоцелью, превратилось в средство или промежуточную ступень на пути осознания просветлённого духа.

 

Смысл занятий внутренними стилями, в частности тайцзицюань, можно свести к трем базовым принципам.

 

Первый из них гласит, что с помощью внутренних стилей возможно достичь долголетия и бессмертия. Это утверждение связано с давними даосскими сентенциями, но в современных условиях речь уже не идёт о физическом бессмертии, достигаемом гимнастическими и медитативными упражнениями. Бессмертие понимается как передача собственного духовного тела через родовое тело школы - вечное возвращение мастера-первоучителя во всех последующих поколениях учителей и учеников, что превращает саму школу в бесконечное единое тело бессмертного мастера.

 

Второй причиной для занятий тайцзицюань может служить задача укрепления здоровья. Современные исследования показывают, что посредством занятий внутренними стилями можно излечить такие тяжелейшие расстройства и болезни, как туберкулез, диабет, гипертонию, заболевания опорно-двигательной, костно-мышечной, кровеносной систем. Однако следует признать, что во всех подобных случаях тайцзицюань служит хотя и эффективным, но всё же вспомогательным средством по отношению к медицинскому арсеналу.

 

Необходимо также помнить, что тайцзицюань остаётся эффективным способом боя, несмотря на плавные, медленные движения и небольшое количество ударов.

 

Теория и практика тайцзицюань показали в наиболее полном виде единение методов боя с духовной практикой, с особым типом миропереживания. Формы кулачного искусства символизируют соритмичность человека и космоса.

 

В процессе занятий тайцзицюань возникает своеобразное ощущение пульсации окружающего мира, и этому соответствует геометрия движений: шаг вперед - шаг назад, поворот влево - поворот вправо, накопление ци - выброс ци и т.д. Это и есть обнаружение человеком вселенского ритма внутри себя. В данном ритме всё время ощущается мотив Дао (Пути) - именно Дао в равной степени обладает и постоянством и изменчивостью: оно превосходит изменения во всех вещах и в то же время бесконечно трансформирует само себя. Именно Дао в один и тот же момент пустотно, так как не имеет в себе ни одной определенной вещи, и наполнено, так как содержит в себе семена (цзин) всех вещей. Такими же свойствами Дао может обладать и человек, занимающийся тайцзицюань, если будет воспринимать не столько поверхностную ценность в бою приёмов кулачного поединка, сколько ощущение процессов мировых трансформаций внутри себя.

 

Форма движений будет считаться истинной только в том случае, если они имеют в качестве своего истока внутреннее движение, при этом внешнее и внутреннее соотносятся между собой как зеркальное отображение друг друга. Например, когда руки поднимаются вверх, ци опускается вниз; при движении корпуса и рук вперед ци одновременно направляется назад - это создает своеобразную внешне-внутреннюю “распорку” и позволяет сочетать внешнюю мягкость с внутренней жёсткостью, появляется особое внутреннее натяжение, по сути отличное от обычного мышечного напряжения.

 

Смысл стилей нэйцзяцюань заключается в обретении единого через порождение изменений. Каждое изменение фактически означает появление своей зеркальной противоположности. Лишь абсолютное напряжение может породить абсолютное расслабление, что соответствует философской концепции Великого предела (Тайзци): переход противоположностей друг в друга возможен лишь в предельный момент существования. При совершении любого движения необходима предельная работа сознания, когда мозг собирает воедино осколочное видение мира. Работа сознания не означает особой сосредоточенности на каких-либо точках или движениях, это свободное проистечение мысли, актуализация творческой небесной воли.

 

Истинное движение рождается само собой. Человек не выдумывает его, не вспоминает, не прилагает усилий для его воспроизведения. Движение во внутренних стилях подчинено внутреннему ритму - открытию и закрытию, опустошению и наполнению. Здесь человек уже не властен над производимыми им движениями и не может изменить или изобрести их, так как они являются образами уже существующих внутренних символов вселенского ритма.

 

Под наполненностью формы понимается момент совпадения внешнего движения и его внутреннего, природно заложенного в человеке образа, что иначе называется “одухотворением формы” (шэньсин). Надо отдаться потоку духовного ритма, воспринимаемого как вибрация тонкого тела и воспроизводимого в конкретном материализованном приёме. Так происходит актуализация внутреннего ритма во внешнем действии ушу. Чтобы выразить в конкретных формах ушу некое космическое сверхдейство, надо научиться обнаруживать череду взаимосоответствий между внешним действием и духовным ритмом человека, его природным настроем и поступком.

 

Одним из высших выражений мастерства во внутренних стилях является усилие слушания, то есть некое сверхчувственное умение услышать и ощутить внутренний ритм мира. Если внимание постоянно ускользает из-под контроля и воля покидает движение, то формы оказываются резко суженными и выглядят механистичными. Если воля руководит формой, то её границы устремляются в бесконечность, и тогда рождается понятие сверхобыденного движения, которое преодолело само себя и превратилось в выражение ритма космических начал. В этот момент движение теряет свои технические характеристики - уже неважно, быстро или медленно движется человек, по какой траектории он наносит удар, какой конкретно приём выполняет. Такой мастер становится неуязвимым, так как он растворяется в потоке вещей и явлений. Именно поэтому практика медленных движений в тайцзицюань может быть названа высшим мастерством в боевом искусстве.

 

Лю Шухуэй, по диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук «Пути адаптации тайцзицюань к системе физического воспитания России»

 

25.03.2010

Вернуться


«Благородный человек с достоинством ожидает велений Неба. Низкий человек суетливо поджидает удачу»

Конфуций