Истинно могучий побеждает самого себя

Сканирование мозга, мобильные устройства и короткие встречи

Сегодня, в начале двадцать первого века, мы знаем очень много о нервных путях головного мозга, об обработке им информации и о генетическом коде человека. И хотя постоянно прилагаются большие усилия, чтобы найти всем этим сведениям применение в медицине, дело пока не сдвинулось с места. Время горячего оптимизма нейробиологии является временем неудовлетворенности психиатрии и осторожных надежд клинической психологии. Если сегодняшние тенденции сохранятся, то через пятьдесят лет останется очень мало практикующих психиатров. Сейчас все меньше студентов-медиков хотят специализироваться в области психиатрии. Начиная с 1929 года их никогда не было так мало. Опросы показывают, в чем причина. Студенты чувствуют, что психиатрия меньше помогает пациентам, ставит меньше интересных задач, является менее престижной и хуже оплачиваемой, чем любая другая медицинская специальность.


Разочарование распространяется и среди пациентов. Большая часть людей, имеющих психиатрические проблемы (согласно «Диагностическому и статистическому руководству по психическим болезням», выпуск 4), не обращаются к врачам. Одни не связывают свои симптомы с психиатрическими расстройствами. Другие полагаются на помощь родственников и друзей. Третьи считают, что могут справиться сами с помощью молитв (это может быть и симптомом ), отдыха, упражнений, витаминов, обезболивающих препаратов или спиртных напитков. Четвертые не имеют медицинской страховки. Пятые стесняются или боятся заклеймить себя диагнозом. Опросы показывают и такую причину: примерно половина опрошенных не доверяет стандартной психиатрической стратегии лечения (лекарства и терапия). У психотерапевтов нет недостатка в клиентах, но значительный процент из них — это люди с «необоснованным беспокойством», у которых не диагностируют никаких психических заболеваний.


И эта проблема будет все острее. В книге «Охрана психического здоровья в мире: проблемы и приоритеты в развивающихся странах» (1995 год) Роберт Дежарле и его коллеги с кафедры общественной медицины Гарвардского университета предсказывают, что количество страдающих психическими расстройствами будет расти по всему миру хотя бы уже потому, что увеличивается продолжительность жизни и все больше становится людей, подверженных возрастным заболеваниям. Ученые полагают, что к 2020 году депрессия по распространенности будет уступать только ишемической болезни сердца. В качестве причин распространения депрессии они называют социальную изоляцию, изменение социальной роли, снижение уровня жирных кислот омега-3 из-за глобального увлечения диетами, изменения диагностических критериев и методов оценки, а также навязчивую рекламу антидепрессантов вроде прозака.


Я не футуролог, но осмелюсь сделать некоторые прогнозы относительно психиатрии в двадцать первом веке. Сегодняшнее недовольство — это хороший знак, оно приведет к переменам. Я начну с теории, а закончу практикой, потому что я уверена: и через полвека, когда изобретут очередной «прозак», люди будут испытывать потребность поговорить.

Конвергенция знаний

Вот простой прогноз: представления о том, что единственной причиной заболевания может быть или природа или воспитание, будут отброшены как абсолютно неверные. Психиатрические проблемы не могут быть вызваны одним геном или одним нейропередатчиком (серотонином, дофамином и т.д.), так же как не могут быть связаны с детским потрясением от того ужасного факта, что у девочек нет пениса. Источником и причиной большинства расстройств являются сложные взаимодействия между генами и окружающими условиями, под которыми подразумевают все, что не связано с генами. Возможно, предрасположенность к большинству психиатрических заболеваний определяется множеством генов.


Менее очевидный, но неизбежный вывод: психотерапевты перестанут считать, что мозг — это не их епархия. Через пятьдесят лет науки о разуме и мозге объединятся. В девятнадцатом веке неврологию и психиатрию разделили, отдав «органические» и «нервные» расстройства в ведение неврологии, а разум и его «функциональные» и «психические» расстройства — в ведение психиатрии. Сегодня ясно, что все психические процессы обусловлены работой нервных клеток и проблемы разума и мозга являются разными сторонами одной задачи.


Тем психоаналитикам и терапевтам, которые отвергают нейронауки, я советую взглянуть на человеческий мозг — безусловно, неэстетичный объект при рассмотрении невооруженным глазом, но поистине прекрасный при более детальном изучении. Этот полуторакилограммовый орган, состоящий из миллиардов нервных клеток (их количество соотносимо с количеством звезд в нашей Галактике), образующих сотни тысяч синаптических соединений, является самой сложной структурой во Вселенной. Для ученого нет занятия интереснее, чем наблюдать за работой мозга, как он запоминает, думает и желает. Возникает важный вопрос: как эти потоки крови и сложная сеть связей становятся нашими мыслями и чувствами? Именно этот вопрос будет занимать наши умы в ближайшие пятьдесят лет. Как писал генетик Франсуа Жакоб, «заканчивающийся век занимался нуклеиновыми кислотами и белками. Следующий будет сосредоточен на памяти и желаниях. Сможет ли он ответить на эти вопросы?».


Что общего у наук о мозге с психотерапией? Есть мнение (особо отстаиваемое нейробиологом Эриком Кэнделом), что психотерапия влияет не только на разум, но и на мозг, причем буквально. Эффективная терапия работает таким же способом и обусловлена теми же механизмами, что и любые другие формы интенсивного обучения. Она вызывает изменения в экспрессии генов, те, в свою очередь, усиливают си-наптические связи и вызывают структурные изменения, которые перестраивают взаимодействие нервных клеток мозга. Можно провести аналогию с обучением профессионального музыканта. Нейролог Альваро Паскуаль-Леон предположил, что даже репетиция в уме вызывает изменения в мозгу.


Сегодня имеется возможность сравнить эффективность психотерапии и приема лекарственных препаратов. Технология визуализации позволяет увидеть мозг до и после лечения. И такое исследование было проведено, в качестве объекта изучения выступали люди, страдающие неврозом навязчивости и большой депрессией. Как выяснилось, обе формы терапии вполне эффективны и вызывают сходные изменения в мозге. Результаты позволяют предполагать, что оба воздействия приводят к одинаковым психологическим изменениям. В будущем мы сможем путем простого сканирования мозга пациента решать, насколько эффективно проводимое лечение и когда его следует прекратить.

 

Конец первой части...

 

Нэнси Эткоффсотрудник медицинского факультета Гарвардского университета и психиатрического отделения массачусетской больницы общего профиля. Входит в инициативную группу «Разум — мозг — поведение». Публикует статьи, посвященные исследованиям восприятия красоты, эмоций и человеческих лиц, в «Нэйчер», «Когнишион», «Ныорон» и других научных журналах. Лауреат многочисленных премий. Автор книги «Выживание прелестнейших: наука красоты»

17.06.2013

Вернуться


«Мудрец будет скорее избегать болезней, чем выбирать средства против них»

Т.Мор